Һаҡмар
+17 °С
Болотло
Антитеррор
Бөтә яңылыҡтар
Ватан һағында
8 Апрель , 14:39

МИР В ГЛАЗАХ СМОТРЯЩЕГО

Картина известной уфимской художницы Рушании Бадретдиновой меня сильно впечатлила. Впервые увидев, она не оставила меня равнодушным, буря эмоций одолевала от свежести воспоминаний.

МИР В ГЛАЗАХ СМОТРЯЩЕГО
МИР В ГЛАЗАХ СМОТРЯЩЕГО
Картина известной уфимской художницы Рушании Бадретдиновой меня сильно впечатлила. Впервые увидев, она не оставила меня равнодушным, буря эмоций одолевала от свежести воспоминаний.

Воин. Боевые действия как незавершенность Великой Отечественной войны. Мирная жизнь как параллельная реальность...или если строго по картине - перевернутая правда.

Думаю, каждым участником СВО всё примерно так и воспринимается. На картине в глазах воина - сердечки. Воин, воюющий за мир, воин, который против войны..

Как-то у меня была интересная беседа с одним писателем, приехавшим на СВО. Писатель говорил, что на СВО он увидел атмосферу реального патриотизма, это вызывает у него уважение и восхищение, но принять эту реальность не может, потому как является глубоким и очень убежденным пацифистом. На что я ему ответил, что самые настоящие пацифисты это военнослужащие на передовой. Потому что только военные знают, что такое ужасы войны.

Наши военнослужащие, будь то кадровые, мобилизованные или добровольцы, выполняют свой долг, чтоб войны не было в наших родных селах и городах, в нашей стране. Поскольку как известно из латыни "si vis pacem, para bellum" - хочешь мира, готовься к войне.

Президент России неоднократно говорил, что СВО было упреждающим шагом и это не начало войны, а ее завершение. Завершение неонацистско-боевого шабаша, развернувшегося у нас под боком.

Убежден, что так оно и есть. Иначе не будь этой логики, то не было бы такого количества добровольцев в Вооруженных Силах Российской Федерации. Да и в целом подавляющая часть общества заняла бы не патриотическую сторону.

Наверное, в новейшей истории нашей страны мы, да и весь мир, переживаем не самые простые времена. И как говорит наш комбат "Медведь": "хорошо, что в это сложное время у руля республики стоит настоящий мужик". Радий Хабиров действительно руководитель, способный на поступки, человек для которого важно, чтобы слова не расходились с делами и для которого слово "честь" имеет большое значение.

Во многом благодаря тому, что разделяю эти принципы, мною полтора года назад и было принято решение пойти на СВО в качестве военнослужащего.

Тогда в момент объявленной частичной мобилизации в обществе царила атмосфера всеобщей тревоги. И тогда наши мобилизованные показали свой первый пример мужества. Без паники и истерик, достойно приняли этот вызов, с честью и гордостью отправлялись на места слаживания и формирования полков. Пример этот вдохновил и меня. Увидев как отправляются автобусы с мужчинами родного мне Архангельского района, сомнений у меня не осталось, - я должен быть там. Должен быть там, где тревога нашего народа, где нашим сложно и тяжело, должен разделить эту участь. Не с первого раза, но всё же мне удалось убедить Главу республики отпустить меня.

Вместе со мной отправились на фронт несколько моих друзей и коллег, в числе которых два начальника отдела аппарата правительства и заместитель главы Ишимбайского района. Практически все ребята отмечены теми или иными государственными или ведомственными наградами, соразмерно выполняемой службе. Например, заместитель главы Ишимбайского района Салават Хайретдинов будучи командиром взвода связи, за героизм проявленный на линии боевого соприкосновения, награжден медалью "За отвагу" и представлен к ордену "Мужества". В целом наша команда чиновников-добровольцев или "слуг народа" (задирая и в шутку так называли в батальоне) проявила себя достойно.

Отправляясь на фронт, помимо собственно подготовки и сборов, голова забита одной мыслью - что успеть сделать до отъезда, что успеть сказать родным и близким, ведь мало ли, а вдруг вернуться не суждено? Открыто ты об этом не говоришь, молча принимаешь эту действительность. Также родные и близкие - все всё понимают, но никто не произносит вслух. В этот момент как будто становишься со своими еще роднее и ближе, всё становится неважным, хочется успеть побыть друг с другом, наговориться, насмотреться, успеть надышаться друг другом.

Перед отъездом, впервые за всю жизнь меня потянуло в село Архангельское, пройтись по улицам, вдоль реки, клуба и школы. Туда, где прошло детство и откуда я уехал в 14 лет.

Перед отъездом, не выясняя отношений, помирился с теми родными, с кем когда-то, мы, как правило, ссоримся из-за ерунды и не общаемся годами. Просто и молча, ни кто ни кому ничего не объяснял, ибо всё что было уже стало неважным.

Самое тяжелое время для военнослужащего и его семьи это первые месяцы после отправки на фронт. Военнослужащий попадает в неизвестность, где всё вызывает страх. Родные еще не могут привыкнуть к мысли, что их сын/муж/отец на войне, переживая постоянно себя накручивают, как правило концентрируясь на самых негативных, из всех возможных, сценариях.

Поэтому я искренне признателен своим друзьям и коллегам, кто в тот сложный для меня и моих родных период не оставил мою семью без внимания. Прежде всего это Радий Фаритович и Каринэ Владимировна, а также Татьяна Валерьевна П., Амина Шафикова, Энже Вернигора, Гульназ Кульсарина, Назир Байзигитов, Айрат Саитгалин, Михаил Койда и Азамат Абдрахманов. Огромное всем вам спасибо!

И в целом я благодарен каждому, кто в первые месяцы моего нахождения на СВО справлялся о том, как дела у моих самых близких, кто забегал на чай, вытаскивал их из дома на различные мероприятия. Поскольку знаю, что остававшись одни они плакали.

В первые месяцы я не мог говорить по телефону со своими детьми. Каждый разговор переходил в слезы и истерики, своими тоненькими голосами они разрывали мне сердце. Хотя мы и придумали для детей легенду, что "папа просто в долгой командировке", но всё же нашлись доброжелатели, которые то ли в дет.саде, то ли в одном из детских кружков объяснили старшей дочери, что папа у нее на войне на Украине. Асель к своим шести годам понимала драматизм этих слов. Зато младшую, трехлетнюю, Ямилю это всё как-то приободрило, она не сомневается в нашей победе и в иерархии ее героев я стал вторым после генерала Шаймуратова.

Что касается самой службы, то я целенаправлено шел в Шаймуратовский батальон. В сентябре 2022-го года не было нормальной коммуникации с подразделением и ходило много нехороших слухов, многие меня отговаривали от службы именно в этом батальоне. Но я не ошибся, слухи оказались слухами, а в лице шаймуратовцев я приобрел настоящих братьев.

Служба моя заключалась в военно-политической работе. По-обывательски, служил замполитом, то есть помогал и решал все вопросы, чтобы боец мог спокойно выполнять боевые задачи.

В проблемы бойцов батальона я старался вникать искренне, сопереживая их решению, и в ответ батальон отвечал мне взаимной искренностью. Достаточно быстро мне удалось влиться в коллектив и выстроить доверительные отношения с бойцами в каждой роте.

Еженедельно созваниваясь с Главой республики, совместно вырабатывали часть мер поддержки, которые приняты у нас в республике. Со своей стороны я либо просил что-то конкретное, либо обозначал проблемы как есть, а Радий Фаритович находил решения и, зачастую, систематизировал их и масштабировал на все подразделения из Башкирии.

Готовых решений не было. Все двигались по наитию. Так формировалась модель помощи СВО, которую в Минобороны России назовут потом образцовой.

Эта образцовая модель строилась на волевом характере Радия Хабирова и при участии всей управленческой команды региона. В первую очередь это конечно Максим Забелин, Урал Кильсенбаев, Искандер Ахметвалеев, Александр Линкевич, Азамат Абдрахманов, Ирек Сагитов, Фарит Гумеров и его заместитель Александр Сопин (сейчас командир танкового батальона в полку Башкортостан), Айрат Рахматуллин, Амина Шафикова и мн.др.

Шаймуратовский батальон достаточно часто перекидывали по линии фронта, поэтому много приходилось передвигаться по всем четырем новым регионам. В этих поездках, в разных населенных пунктах, встречал ребят из Башкирии.

Во время этих встреч всегда старался найти командиров, записать контакты и потребности подразделения. Позже передавал эти данные Радию Фаритовичу. Спустя полгода службы Глава республики вышел на Минобороны с предложением назначить меня куратором подразделений из Республики Башкортостан.

Так я перешел на работу в замполитский отдел 3-го армейского корпуса. При этом ежемесячно докладывал о своей работе и проблемах подразделений в Объединенную группировку войск, то есть в Генштаб.

Ежемесячно мне приходилось объезжать всю линию боевого соприкосновения от красно-лиманского направления до Херсона. По всей линии фронта стоят парни из нашей республики.

Так продолжалась моя служба до недавнего времени. Пока меня из рядов Вооруженных Сил не призвали в ряды органов исполнительной власти республики. Не скрою, ряд событий в башкирском обществе стали триггером для такого решения. Вместе с тем, я в погонах и подчиняюсь приказам своих командиров, в числе которых у меня в первую очередь Глава республики.

СВО для меня самый неожиданный и самый непростой период жизни. При этом я ни на секунду не сожалею о своем решении туда отправиться. Мы с ребятами пошли туда, когда это было нужно обществу, республике и стране.

Опыт и школа, пройденные и полученные на СВО бесценны. Самая настоящая работа на земле, широкий круг патриотично заряженных людей. Ежедневные примеры мужества и отваги. Крутые примеры управленческих практик - что может быть круче, чем заместитель Министра обороны на передовой? Мало кто поверит, но генерал-полковник В.П. Горемыкин во время летнего контрнаступления ВСУ две недели жил на ППУ (передовой пункт управления) нашего подразделения. ППУ - далеко не тыл, зачастую находится не только в зоне артиллерийского обстрела, но и минометного, то есть до пяти км от линии соприкосновения и ежесекундная угроза обстрелов.

И что более всего впечатляет у военных, наверное этого не хватает у гражданских госслужащих, так это отношение к приказам командования. Есть приказ - он должен быть исполнен. Зачастую, к сожалению, любой ценой. Причины почему не исполнен приказ не интересны ни кому (значит не предприняли всё возможное, не использовали грамотно ресурсы, не подошли к решению задачи с должным вниманием и тд), доклад принимается только о его исполнении.

Линия фронта и армия для меня сегодня понятнее, чем общественно-политические процессы в родном Башкортостане. Однако будучи человеком служивым (военная служба, как и гражданская, лишь вид государственной службы) готов выполнять задачи на любом участке работы, который мне определит руководство. Есть приказ - он будет исполнен.

Оглядываясь на прошедшее и на пережитое, вспоминаю обретенных на СВО друзей. Живых и погибших. Куда бы не забросила судьба, свою замполитскую работу я не оставляю и не оставлю, буду всегда помогать семьям своих боевых товарищей, отдавших Родине свои жизни, буду делать всё, чтобы о них помнили. Шаймуратовский батальон навсегда останется для меня семьей. Друзья и товарищи с СВО - особый вид братства. Участника СВО узнаешь даже по взгляду, будь он тысячу раз переодет в гражданку. Для всех из вас, друзья от Сватово-Кременной до Херсона, мои номера всегда доступны и с вами я, как всегда, не прощаюсь.
 
Автор:Эльмира Киеккужина
Читайте нас: